» » Чего не хватает нашим промышленным площадкам?

Чего не хватает нашим промышленным площадкам?

Индустриальные парки, технопарки, особые экономические зоны, отраслевые кластеры… На них как на источники промышленного роста России возлагаются особые надежды, особенно в условиях гонки импортозамещения. Однако подъемной силой экономики, по примеру Японии, Китая и других стран, нашим промплощадкам стать не удается. О причинах такого положения дел и стимулирующих мерах высказываются ведущие эксперты.
 

 
Денис ЖУРАВСКИЙ, исполнительный директор НП «Ассоциация индустриальных парков»

Ассоциация второй год подряд проводит по собственным стандартам единственное в стране масштабное исследование индустриальных парков. Сегодня в РФ их насчитывается 101 против 80 в прошлом году – колоссальный рост с точки зрения скорости появления проектов. Однако он обусловлен главным образом переходом проектирумых парков в статус действующих.
Общее количество рабочих мест в индустриальных парках превысило 70 тысяч (в 2013-м – 56 тысяч), то есть за год новые производства трудоустроили 14 тысяч человек.
Мы сильно продвинулись в деле привлечения резидентов, но цифры говорят о недоработках в плане реализации проектов. Если ограничиться принятием налоговых льгот для инвесторов, составлением дорожных карт и активным маркетингом наших парков за рубежом, это приведет к неоправданным ожиданиям со стороны резидентов. Что сейчас и происходит: показатель заполняемости падает, почти половина парков вакантна. В то же время инвесторы ощущают неудовлетворенный спрос на производственные площадки.
В среднем по стране на строительство инфраструктуры индустриальных парков тратится пять миллионов рублей на гектар. А стоимость готового и заполненного объекта – 15 миллионов на гектар. Вывод: парки на треть недофинансированы, не везде есть подключения к сетям, и вкладываться в инженерное обустройство нужно и управляющим компаниям, и государству. Ни один резидент, даже при наличии налоговых льгот, не построит завод на территории парка, если там нет газа и электричества.
Минпромторг внес в правительство подпрограмму развития индустриальных парков, в апреле она была принята, просчитываются механизмы реализации. Управляющим компаниям парков на расходы по кредитам, привлеченным на капстроительство инфраструктуры и промышленных объектов, предусмотрены субсидии в размере девяти десятых ставки рефинансирования Центробанка. Из федерального бюджета на эти цели будет направлена четверть миллиарда рублей. Еще одна мера – возмещение субъектам РФ расходов на создание инфраструктуры парков за счет части налогов, уплачиваемых резидентами в госказну.
 
Ирина МАКИЕВА, заместитель председателя ГК «Внешэкономбанк»

Промышленными площадками я занимаюсь более пяти лет, с того времени как правительство приступило к решению проблемы моногородов (ВЭБ финансирует соответствующую госпрограмму). Мы начали детальный сбор информации об их потенциале. Каждый город утверждал, что имеет по пять индустриальных парков и еще 20 площадок, ожидающих инвесторов. На деле оказалось, что полностью готовы принять резидентов не более 12%, частично готовы 18%. Остальные, мягко говоря, надо системно дорабатывать. «К заселению» предлагались полуразрушенные здания или цеха, остановленные 20 лет назад. Некоторые муниципалитеты были уверены: достаточно ужать градообразующее предприятие в рамках технологического цикла, освободить часть площадей, и резиденты выстроятся за ними в очередь. Почему-то думали, что потенциальный инвестор не считает потери энергоресурсов. Это большое заблуждение, которое пришлось развеивать в моногородах и, по сути, заново проводить оценку их возможностей.
Несколько слов об удачах. По программе развития моногородов в Самарской области с нуля построен технопарк высоких технологий «Жигулевская долина» – моя гордость. Никто не верил, что получится. В 2009 году, нелегком для автопрома, был риск массового высвобождения рабочих «АвтоВАЗа». Стали искать альтернативу, которая могла бы удержать молодежь в городе. Расчет оправдался. Первые резиденты в парке закрепились, ожидаем следующих.
Уникальный проект воплощается в Краснотурьинске Свердловской области – Богословский индустриальный парк. Впервые в тесной связке выступают собственник – градообразующее предприятие, региональная власть в лице Корпорации развития Среднего Урала, муниципальные и федеральные власти. Строить будут вскладчину, при помощи Внешэкономбанка и Минэкономразвития, под контролем губернатора.
Хотелось бы коснуться темы преференций в субъектах. Законы об инвестпривлекательности у всех регионов примерно одинаковые: льготы, снижение административных барьеров. Только работают не везде. В чем причина? Регион прописывает льготы, но не предоставляет, так как возмещение затрат в бюджете не предусмотрено. Зачем принимать такой закон, вводить в заблуждение российских и иностранных инвесторов? Им следует заранее проверять, обеспечены ли обещанные преференции финансово в региональной казне.
К сожалению, в России до сих пор нет стыковки «готовая площадка – инициатор». Есть централизованная база инвестпроектов, базы в каждой обладминистрации, списки приоритетных проектов в полпредствах. С другой стороны, имеется реестр индустриальных парков и других подобных объектов. И третья сторона – инвесторы, которые не знают, куда прийти: проект в наличии, место для него пока не выбрано. Конечно, если промплощадкой управляет толковая пробивная компания, она резидентов приведет. А если компания слабая – все стопорится. Процесс не синхронизирован. Надо сделать так, чтобы инициатор понимал, где его ждут.
Из-за того что регионы действуют автономно, не имеют единой концепции развития, они перетягивают друг у друга проекты, и это наносит ущерб соседям. Возможно, если промплощадка будет находиться в соседнем субъекте, то три ближайших получат больший эффект, чем если бы разместили ее у себя. Тема межрегионального сотрудничества и совместного комплексного развития территорий совсем не прорабатывается. Пора ставить ее на повестку дня.
Продвижение индустриальных площадок – очень актуальный вопрос. Радует Татарстан, где в хорошем смысле слова умеют продавать, позиционировать свою территорию. Специальная команда ездит по городам и весям, рассказывает, как хорошо у них жить и работать.
Уже не повторить опыт парков Татарстана и Калуги, которые разобрали хлынувших в Россию несколько лет назад инвесторов. У других субъектов свой путь. Резидентов можно ждать очень долго, если ты не научишься предлагать и не будешь искать потенциального интересанта.
Меры поддержки регионов и управляющих компаний индустриальных парков по линии Минпромторга я всецело одобряю. Но вот что еще крайне важно: субсидировать процентную ставку по кредитам для первых резидентов – самых смелых!
 
Артем ШАДРИН, директор департамента инновационного развития Минэкономразвития России

В 2013 году было принято правительственное постановление № 188 об условиях предоставления субсидий субъектам федерации на поддержку инновационных территориальных кластеров. В прошлом году 14 кластерам выделено примерно по 100 миллионов рублей. Эти деньги можно расходовать на повышение квалификации кадров через программы допобразования, закупку оборудования для центров коллективного пользования, инжиниринговых центров, учебных заведений, на зарубежные стажировки, участие в выставках за границей и организацию презентаций в России.
Отдельный инструмент – субсидии по линии поддержки малого и среднего предпринимательства. Здесь объем средств больше, несколько сотен миллионов рублей на регион, и могут быть субсидированы отдельные предприятия, а также центры кластерного развития – организации, которые обеспечивают системную помощь разным кластерным инициативам. В ряде субъектов (Калужской, Томской областях и других) такие центры стали ядрами как пилотных кластеров, так и только формирующихся.
В Башкортостане вокруг пилотного кластера нефтехимии выросли кластеры электроники и биотехнологий, похожая картина в Татарстане. В Свердловской области статус пилотного кластера в 2014 году получила ОЭЗ «Титановая долина», поэтому право на поддержку имеет любое предприятие региона, вовлеченное в процесс обработки титана. Впоследствии компетенции «Титановой долины» можно будет распространить на медицинский, машиностроительный и другие кластеры Среднего Урала.
 
Юкка-Пекка УУСКОСКИ, вице-президент Концерна YIT по развитию бизнеса в России

Наша компания представлена на российском рынке более 50 лет. Восемь лет назад, проанализировав спрос, мы поняли, что вблизи Санкт-Петербурга будет огромная потребность в индустриальных парках международного класса. К сожалению, из-за общей экономической ситуации в стране запланированного успеха не случилось.
При выборе участка для парка Greenstate мы учитывали местоположение – транспортную доступность, удобство экспортных маршрутов (прямое железнодорожное сообщение с Санкт-Петербургом, близость к финской логистической структуре, 50 километров до морского порта). Строительство инженерных сетей компания вела за счет собственных средств, самостоятельно решала проблемы с энергообеспечением. Так как мы работаем в сфере управления недвижимостью, сразу стали оказывать и эти услуги.
Сначала размер парка чуть превышал 100 гектаров, и мы предлагали арендаторам небольшие участки. Смогли привлечь Siemens, финские фирмы, в том числе производителя мясопродуктов Atria и самого крупного резидента – логистический комплекс класса А. Однако главный расчет – на то, что придут компании, ориентированные на экспорт, и поставщики комплектующих для автопрома, не оправдался.
Пока Greenstate не является очень прибыльным, половина площадей свободна, и предпосылок к более интенсивному его использованию мы не видим. Текущая ситуация в Санкт-Петербурге и РФ такова, что наши клиенты в основном нацелены на российских потребителей. Высокая цена размещения, выше по сравнению с конкурентами как минимум на старте, также не способствует наполняемости парка. Компании, которым нужны простые объекты, предпочитают модернизировать старые производственные мощности, оставшиеся с советских времен.
 
Ивао ОХАСИ, советник Ассоциации индустриальных парков России по вопросам Японии и стран АТР

Присутствие японских инвесторов в России постоянно растет. Компании-гиганты, задействованные в стратегических проектах, организовали производства в РФ при содействии федеральной власти. Иногда крупные фирмы, например Sumitomo Corporation, находят надежных местных партнеров и опираются на их структуру. Фирмам поменьше, таким как Yokohama, очень нужны эффективные индустриальные парки – имеющиеся, к сожалению, не отвечают их требованиям.
Во-первых, индустриальный парк должен быть частью комплексного развития территории, то есть удобно расположен, связан с транспортными магистралями для выстраивания логистической цепочки. Желательно наличие прямого авиасообщения с Москвой. Очень важно расстояние и время пути до рынков сбыта.
Второе – инфраструктура и сервис самого парка: рациональная планировка и схема отправки-приема грузов, современные чистые здания, телекоммуникационная система, режим быстрого внятного ответа на запросы потенциальных резидентов на английском языке.
И наконец, самое важное, с моей точки зрения, – гарантия о пределе времени и затрат на строительство и ввод предприятия в эксплуатацию.
Если все эти условия соблюдены, мы через 1,5 года гарантируем стартап производства.
Дополнительные значимые факторы – стабильный приток трудовых ресурсов, подготовленные условия для иностранных сотрудников, налоговые льготы.
Мое предложение – наладить между Россией и Японией тесное сотрудничество в подготовке концепций индустриальных парков, схем финансирования, в маркетинге, активном поиске и привлечении иностранных резидентов. Я призываю создать в межправительственной комиссии (с российской стороны ее возглавляет первый зампредправительства Игорь ШУВАЛОВ) рабочую группу по сотрудничеству в сфере развития инфраструктуры, привлечь федеральные и муниципальные органы власти, институты развития, бизнес-сообщество. Японскому инвестору будет гораздо легче идти на риск при двойной поддержке. Очень надеюсь, что в России такой проект осуществится.
 
Алексей ОРЛОВ, заместитель председателя правительства Свердловской области

Когда градообразующее предприятие в Краснотурьинске из-за падения цен на первичный алюминий закрыло электролизное производство, мы стали думать о том, как занять людей. Решили строить индустриальный парк. Территория, что нетипично для подобных проектов, удалена от областного центра на 400 километров. Но сильной миграции не наблюдаем, в городе высокий уровень медицинского обслуживания, общего и среднего образования, люди хотят там жить и работать. На новой площадке планируется, в частности, изготавливать комплектующие для автопрома и авиапрома, добывать скандий из красных шламов.
Якорный резидент, он же участник управляющей компании, ждет от нас практических шагов по созданию инфраструктуры. Потребитель продукции уже найден. Нам предстоит плотно поработать, ведь наличие якорного резидента – залог того, что парк будет застраиваться.
Внимание областного правительства привлечено не только к государственным промплощадкам. Губернатор Евгений КУЙВАШЕВ поставил задачу построить в регионе не менее 10 индустриальных парков. Скоро это понятие будет жестко определено в законодательстве, станут понятны правила игры для всех участников процесса. Ждем внесения закона об особых экономических зонах, когда ряд полномочий по управлению ОЭЗ будет делегирован субъектам.
Составляя реестр, мы обнаружили много потенциально пригодных площадок. Преимущества частного индустриального парка – удобное расположение вблизи областного центра либо крупных промышленных центров, четкая схема управления. Вложены некоторые средства в развитие инфраструктуры. Но, к сожалению, взаимодействие владельцев участков с органами власти слабое. Считаю, здесь большие перспективы. Ведь мы задействуем административный ресурс, несем большие затраты по продвижению региона. Я бы предложил владельцам частных парков охотнее идти на контакт с региональной властью.
Перспективное направление – перенос старых промплощадок из центра мегаполисов на новые участки, может быть даже с готовым зданием и инфраструктурой. Требуется закон, оговаривающий механизм финансовой поддержки.
Что касается ОЭЗ «Титановая долина», то этот проект в активной фазе, хотя есть ряд ограничений по объему инвестиций и условиям для резидентов. Нас очень волнует тема околозонального развития, но опять же нужно понимать, какие источники финансирования использовать.
 
Юрий КУЗНЕЦОВ, заместитель директора департамента по местному самоуправлению правительства Свердловской области

Все индустриальные парки, расположенные в стороне от мегаполисов, сталкиваются с нехваткой кадров. Например, в «Титановой долине» будет девять тысяч основных рабочих мест, еще 27 тысяч человек «за забором» должны ее обслуживать. А население города Верхняя Салда, где размещена ОЭЗ, всего 42 тысячи. Значит, нужно активно содействовать суточной миграции. Чтобы люди из близлежащих районов, примерно в часе езды, могли спокойно добираться до работы и возвращаться домой, не меняя место жительства. Возникает много вопросов межмуниципального характера, которые нынешним законодательством не регулируются. Помочь призван объявленный Минрегионом эксперимент по созданию в России городских агломераций. Один из 14 пилотников – Горнозаводская агломерация в Свердловской области, состоящая из Нижнего Тагила, Верхней и Нижней Салды, Горноуральского городского округа, Невьянска. За ближайшие три года нам предстоит наработать опыт взаимодействия, особенно в хозяйственно-финансовой сфере: как заключать договоры между муниципалитетами, целесообразно ли формировать надмуниципальный орган, какие полномочия туда передать. И конечно, необходима вовлеченность со стороны самих муниципалитетов, правительства региона и бизнеса. К слову, «Титановая долина» и химпарк Тагила интерес уже проявили.
 
Артемий КЫЗЛАСОВ, генеральный директор ОАО «ОЭЗ «Титановая долина»

Поясню, какие шаги к росту конкурентоспособности делает «Титановая долина». В прошлом году экспертное сообщество порекомендовало нам сформулировать четкую стратегию, указав, на что нужно обратить внимание. Основополагающий документ – план перспективного развития зоны – мы приняли. Создали рабочую группу и привлекли в нее представителей регионального правительства, муниципалитета и ряд близлежащих организаций. Начали работать над формированием жилого поселка и других объектов социальной и коммунальной инфраструктуры. Строящаяся в Верхней Салде школа будет сертифицирована по международным стандартам, чтобы в ней могли учиться дети иностранных сотрудников компаний-резидентов. Участвуем в осуществлении проекта Горнозаводской агломерации вокруг Нижнего Тагила, вошли в список 25 приоритетных кластеров РФ. Движемся к тому, чтобы наши резиденты получали готовые кадры. «Вручную» эту систему уже реализуем, за 2014–2015 годы совместно с Уральским федеральным университетом хотим сделать ее автоматической. Вузом подготовлены преподаватели, аналитическая база и оборудование. Также занимаемся социальным имиджем «Титановой долины» в Верхней и Нижней Салде, регионе и за рубежом.
К вопросу о роли государства в поддержке технопарков и ОЭЗ. В ряде стран производители супертехнологичной продукции закладывают в нее не обычную маржу по рынку, а достаточно высокую (25–50%), и государство позволяет покупателям этой продукции либо амортизировать ее по ускоренной системе, либо по-другому списывать затраты, частично освобождать их от налогов. Например, Израиль использует такие льготы, формируя внутри себя повышенный спрос на инновации.
 
Виктор КОКШАРОВ, ректор Уральского федерального университета

Инновационные компании формируются из людей особого склада, которых надо где-то воспитать и образовать. Кроме того, эти люди должны располагать средствами и временем, ведь от замысла до его воплощения и получения денег проходит длительный период и затрачиваются большие ресурсы. Мировой опыт показывает продуктивность такой экосистемы, когда университет генерирует инновации, в технопарках они обкатываются, затем выходят на стадию промышленного производства в индустриальных парках. Показательны примеры Китая, Индии, Турции, Японии, Тайваня и других экономик, совершивших рывок.
Именно поэтому мы создаем университетский технополис, где вышеназванные элементы объединятся. Сегодня в России реализуется семь таких проектов – Екатеринбург входит в перечень наряду с Москвой, Казанью, Новосибирском, Томском. Наш проект связан не только с получением нового кампуса. Главное, что появится возможность накопить критическую массу, питательную среду для рождения инноваций. Идея проработана с участием университета. Строится технопарк (ОЭЗ технико-внедренческого типа и индустриальная площадка). Там смогут разместиться 75 наших инновационно-внедренческих предприятий, которые уже производят реальный продукт.
Предусмотрено поэтапное финансирование кампуса. Выделена земля, планируется организовать 10 научно-образовательных центров и всю инфраструктуру. Первый пусковой комплекс – центр «Информационно-телекоммуникационные технологии и системы», это одно из основных направлений деятельности университета.
На данный момент имеется семь, а будет 12 инновационно-внедренческих центров. Только за счет трех проектов мы уже привлекли один миллиард рублей инвестиций в науку Свердловской области: 200 миллионов на инжиниринговый центр лазерных и аддитивных технологий, 420 миллионов на центр ядерной медицины, 370 миллионов на химико-фармацевтический центр.
От бизнеса университет ждет реального заказа на разработки, которые мы можем предложить и внедрить. Зачастую промышленные предприятия предпочитают покупать готовые технологические решения у иностранных компаний. Однако государству следует  всячески поощрять внутренний спрос на инновации. За рубежом есть налоговые и неналоговые стимулы и льготы, часть из них хотелось бы видеть у нас. Пока льгот недостаточно. В отличие от России, в ряде стран расходы на образование и научные исследования относятся к себестоимости, а не к прибыли. Еще один момент: хотя государство и обязало крупные госкорпорации декларировать бюджеты на инновационно-внедренческие работы, заказывать продукцию у научных структур и университетов, это делается либо просто на бумаге, либо для тщательно отобранных учреждений, кормящихся при конкретных госкорпорациях.
 
МЕЖДУ ТЕМ

Исследования показали, что при 30%-ном сокращении расходов на инфраструктурное обеспечение площадки индустриального парка резиденты готовы удвоить инвестиции в производственные здания и сооружения. Ожидаемый эффект – диверсификация и повышение конкурентоспособности российской промышленности в регионах, в том числе на территории моногородов.
Индустриальным паркам как «инкубаторам» самых современных производств отводится важная роль в стратегии импортозамещения. По оптимистичным прогнозам, к 2020 году на долю продукции резидентов таких парков будет приходиться до 4% в объеме производства обрабатывающей промышленности – рост составит более семи раз. Количество индустриальных парков достигнет 205, число рабочих мест – 200 тысяч. Выручка предприятий в 2020 году превысит триллион рублей, а налоговые платежи – 138 миллиардов рублей. Возможно, через несколько лет мы будем гораздо чаще использовать фразу made in Russia применительно и к деталям сложных машин, и к товарам повседневного спроса.
поиск
Новый номер
новый
номер

Апрель

2016

Подробнее
ПРЕЗЕНТАЦИЯ ЖУРНАЛА
Подробнее