» » Свое против завозного

Свое против завозного

Российские нефтяники и газовики, которые из-за западных санкций теперь не могут покупать американское и европейское оборудование, столкнулись с необходимостью перехода на отечественную продукцию. Проблема в том, что ее пока не хватает, и для полного импортозамещения, по оценкам Минэнерго России, нужны время и условия. Возможно ли преодолеть эту зависимость и что необходимо сделать, чтобы ускорить процесс перехода?
 
 

Александр РОМАНИХИН,
президент Союза производителей нефтегазового оборудования

Российские машиностроители заинтересованы в развитии импортозамещения, темпы которого, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Напомню, что о необходимости создавать оборудование для ТЭКа в России мы говорим со времен начала конверсии, то есть с 90-х. Тогда все активно обсуждали основную проблему – импортозамещение в нефтегазовом комплексе. Процесс был запущен и стал набирать обороты. И это в условиях, когда баррель нефти стоил около 15 долларов. «Газпром» в тот период помог машиностроителям освоить производство газоперекачивающих агрегатов. Например, Воронежский механический завод не без поддержки концерна наладил выпуск фонтанной арматуры. Надо сказать, что тогда «Газпром» тратил много денег на науку, новые технологии и технику. Не только в газовом концерне, но и в каждой нефтяной компании Российской Федерации действовало подразделение, отвечающее за работу с машиностроителями. Не за покупку и организацию тендеров, а именно за разработку новой техники и технологий.
В «Роснефтегазе» был департамент машиностроения, состоящий из профессионалов, которые внедряли в России новое оборудование. Такие специалисты были и в «ЛУКОЙЛе», благодаря чему завод «Ижнефтемаш» освоил производство цементировочных агрегатов. Очень много для нефтяного машиностроения сделал «Сургутнефтегаз».
Парадокс: когда баррель стоил около 15 долларов, нефтяники занимались развитием машиностроения, а когда цена повысилась до $100, они это делать перестали. Сегодня практически не вкладывает средства в развитие новой техники «Газпром». В наши дни у нефтегазовых компаний принцип сотрудничества с машиностроителями примерно такой: вы разработайте, изготовьте, покажите нам, а мы посмотрим. Удалось бы создать мощное нефтегазовое машиностроение в Китае, если бы в CNPC придерживались аналогичного подхода? А в Норвегии, если бы так себя вел Statoil? Возникли бы новые заводы нефтяного машиностроения в Казахстане, если бы «КазМунайГаз» поступал так же?
Замечу, что подобная ситуация складывается не только в нефтегазовом комплексе. Можно ли было в СССР даже задуматься о закупке военных кораблей Mistral или израильских беспилотников?
Мировой опыт свидетельствует о сотрудничестве, а не о противопоставлении нефтяников и поставщиков. Иностранные нефтяные компании не используют тендерную систему, как в России, где все сводится к конкуренции цен. Они выступают за длительное сотрудничество с поставщиками. Идет соревнование не тендерных цен, а технологий. И именно в конкуренции цен, а не технологий кроется важнейшая причина отставания российского нефтегазового сервиса и машиностроения.
Нужно как можно больше производить в своей стране. Но сегодня в России пошлина на ввоз готовых изделий ниже, чем на ввоз комплектующих, что абсурдно. Мне часто задают вопрос о том, что должно сделать правительство для реализации программ импортозамещения, надо ли вкладывать бюджетные деньги в развитие нефтегазового машиностроения. Я всегда был противником того, чтобы в данную отрасль инвестировались казенные средства. Медицина, социальная сфера, культура не выживут без государственной поддержки. Но не машиностроение для нефтегазовой отрасли. Задача государства в том, чтобы поддерживать сотрудничество нефтегазового комплекса и промышленности. Чтобы нефтяники и газовики не считали себя великими, заставляя машиностроителей ломать шапку, идти на поклон. Правительство должно стимулировать их вкладывать средства в развитие, в разработку новой техники. Хотя бы так, как это было в 90-е. Локомотивом, куратором, координатором курса, по моему убеждению, может выступить комиссия по ТЭКу под руководством Президента РФ. На карту поставлено будущее машиностроительной отрасли и в большой степени нефтегазового комплекса. Нефть и газ – основа нашей экономики и здесь должны доминировать наши технологии и техника.
 
Владимир САЛАМАТОВ,
генеральный директор Центра международной торговли Москвы, председатель Комитета по вопросам экономической интеграции стран ШОС и СНГ Торгово-промышленной палаты РФ

В России есть все условия для успешного проведения импортозамещения в ближайшие три-четыре года. Санкции – это фактически вызов. В ответ мы можем собраться, сконцентрировать свой потенциал, максимально задействовать наше производство для поставок на российский рынок.
Главное: замещаемая продукция должна быть конкурентоспособна как внутри страны, так и на внешних рынках. Импортозамещение без нацеленности на экспорт может негативно повлиять на технологическое развитие страны. Поэтому все проекты по замещению импорта должны приводить к выпуску конкурентоспособной продукции, отвечающей самым высоким требованиям. Другого пути у наших производителей нет. Следует отметить, что вопрос о импортозамещении встал не сегодня. О том, что для экономического роста нужно производить больше собственных, востребованных и на внешних рынках товаров высокой степени переработки, развивать конкурентоспособные российские технологии, диверсифицировать производство, говорится уже давно. Сейчас эти процессы имеют шанс ускориться. Конечно, важна роль государства. Необходимо оказывать поддержку передовым экспортно-ориентированным российским производствам и технологиям.
Эти проблемы недавно обсуждались на организованной нами совместно с газетой «Коммерсант» конференции «Конкурентоспособность российского бизнеса на международных рынках». И все участники конференции эти выводы поддержали.
Государство для решения проблемы импортозамещения планирует ряд важных шагов – от специальных мер по господдержке экспорта малых и средних предприятий (с учетом нашего членства в ВТО) до мер по улучшению бизнес-климата. Речь идет, например, о снятии излишних административных и таможенных барьеров для экспортеров, об облегчении им доступа к кредитным и финансовым ресурсам.
Поможет в решении проблем и принятие закона о промышленной политике в РФ. Более того, следует скоординировать аграрную и промышленную политику с нашими коллегами из Белоруссии и Казахстана на уровне Таможенного союза. Без решения этих задач мы не можем расширить наши горизонты планирования, в том числе в вопросах импортозамещения.
Не менее важная часть поддержки потенциальных экспортеров – помощь в доступе на рынки. Государство работает в этом направлении. Так, под эгидой Минэкономразвития уже действуют 55 торгпредств за рубежом, которые способны буквально «за руку водить» предпринимателей. Общественные инициативы не менее актуальны. Потенциальным экспортерам нужна информация о том, на какие рынки двигаться. В этом традиционно помощь оказывает ТПП, у которой есть зарубежные представительства в 40 странах и 74 двухсторонних деловых совета, а также ЦМТ Москвы, который ассоциирован с сетью из 330 таких центров по всему миру.
Сейчас мы создаем принципиально новую интерактивную информационную систему для потенциальных экспортеров, которая поможет еще более эффективно продвигать наш бизнес на внешние рынки. Вместе с газетой «Коммерсант» ЦМТ и ТПП запустили проект «Экспортный потенциал России», в первую очередь ориентированный на малый и средний бизнес. Именно в этом секторе возможен рост производства и экспорта в разы. С одной стороны, малому и среднему бизнесу, готовому выйти на внешние рынки, нужна информация не только о том, куда двигаться, но и о самих этих рынках, об их особенностях. С другой стороны, тем, кто уже попытался выйти на внешние рынки, нужно донести до государства, до руководства Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) информацию о проблемах, о барьерах, с которыми они столкнулись при выходе на внешние рынки. Наш проект позволит все это сделать.
У нас много энергичных интересных производителей. Мы начинаем собирать в базу данных всю информацию об их возможностях, интересах и проблемах, и обязательно постараемся достучаться до каждого малого и среднего предприятия, которое чувствует себя способным участвовать в международной торговле. Это позволит сконцентрировать их позиции и донести до органов власти. Одновременно мы планируем работать со всеми институтами развития, которые могут оказать финансовую поддержку этим предприятиям. К проекту будут привлекаться предприятия не только российские, но и стран Таможенного союза. Надеюсь, что наш проект поможет успешной реализации экспортного потенциала нашего бизнеса.
Еще раз подчеркну: любые санкции не вечны. Наша промышленность должна предлагать конкурентоспособный продукт, чтобы стать полноправным участником мирового рынка. Современная экономика требует умения конкурировать на глобальных рынках.
 
Сергей ПИКИН,
директор Фонда энергетического развития

Импортозамещение в промышленности я бы рассматривал как программу по перестройке экономического уклада, по изменению подхода к развитию отраслей, которые являются перспективными и в которых возможно формирование наукоемких инновационных производств с большой долей добеленной стоимости и высокими темпами роста. Не на 1–3%, что мы наблюдаем в нефтегазовом секторе, а на 10% и более. Таким локомотивом, безусловно, можно считать IT-сферу. Если мы говорим о необходимости диверсификации, модернизации экономики, информационной независимости и безопасности, то IT-сфера должна стоять в ряду приоритетов. В Китае 90% IT-продуктов создаются внутри страны, у нас этот показатель не превышает 15%.
Чтобы IT-технологии производились в РФ, нужно как минимум обеспечить базовые условия в виде налоговых преференций, льготного кредитования или прямых государственных субсидий. Идея с 10%-ным налогом для создания фонда развития IT-сектора непонятна, противоречива. Позволит ли данный маневр решить задачу по локализации IT-бизнеса в России, вопрос открытый. Мне видится, что источником инвестиций для развития отрасли мог бы стать Фонд национального благосостояния. Однако Правительство РФ готовится распечатать его для вливаний в НК «Роснефть», «Газпром нефть», которым санкции закрыли доступ на мировые финансовые рынки.
Отраслевые программы импортозамещения находятся в стадии разработки. Первостепенное значение в сложившихся геополитических условиях приобретает импортозамещение в оборонном комплексе, где сложилась непростая ситуация из-за экономической разрухи 90-х годов и последующих преобразований уже в рамках военно-технического сотрудничества с США и Европой. Не секрет, что выпуск некоторых видов стратегической продукции зависит от импортируемых из Америки и стран Запада технологий и компонентой базы. Ввиду обострения отношений такие поставки не представляются возможными, но мы можем наладить и уже налаживаем контакты с государствами Юго-Восточной Азии. Важно понять и определиться с тем, хотим ли мы уменьшить долю импорта такой продукции в обозримом будущем или создавать технологии для ВПК и других отраслей у себя дома.
С Китаем, Малайзией, Тайванем, Южной Кореей мы развиваем торгово-экономические связи, в рамках которых можем покупать перспективные технологии для нефтегазовой промышленности и электроэнергетики. Последняя, к слову, меньше пострадала от санкций. Необходимое котельное оборудование производится в России, европейские и американские турбины легко заменить китайскими аналогами, которые во многом строились на тех же западных разработках и технологиях. Мы приобретаем за рубежом часть элементов для систем автоматики, программное обеспечение, но и этот вопрос при необходимости решается через поставки из регионов Юго-Востока.
Введенные санкции не нарушают привычного ритма нефте- и газодобычи на разрабатываемых месторождениях. Импортозамещение – это уже давно часть политики ОАО «Газпром», для которого проблемой сегодня является не дефицит технологий, а доступ к долгосрочному финансированию по низким ставкам. Уход с российского рынка европейских и американских компаний не остановит добычу нефти и газа, но притормозит на какое-то время начавшиеся освоение арктического шельфа, трудноизвлекаемых месторождений углеводородов и повышению отдачи традиционных месторождений с помощью технологий сланцевой добычи.
Эффективной программы по импортозамещению ждут российские сельхозпроизводители, воспринявшие эмбарго как сигнал к развитию, к новым возможностям, что, конечно же, требует серьезных продуманных мер поддержки.
С момента введения экономических ограничений европейскими и американскими партнерами и ответных мер со стороны России прошло, казалось бы, немного времени. Возможно, санкции будут отменены. Но где гарантия того, что их не введут снова в случае очередных разногласий? Поэтому решение вопросов экономической безопасности нельзя откладывать. Мне представляется, это хороший повод начать корректировку экономического уклада, что при наличии эффективных последовательных программ поддержки повысит нашу конкурентоспособность и безопасность в будущем.
 
Артем ХОРОШАНСКИЙ,
генеральный директор ЗАО «ПромТехИнвест»

Системы верхнего привода давно и успешно используются российскими буровиками как важный элемент современной буровой установки. ЗАО «ПромТехИнвест» – единственная российская компания, которая совместно с ОАО «Электромеханика» производит верхние приводы серийно: с 2002 по 2014 год выпущено более 300 единиц СВП.
В 2003 году наша компания получила возможность представить российское оборудование в качестве замены импортных систем верхнего привода в рамках программы импортозамещения ОАО «Сургутнефтегаз». Согласно данным ОАО «Сургутнефтегаз», в 2013 году по программе снижения затрат был получен общий экономический эффект в размере 4,83 миллиарда рублей, в том числе за счет импортозамещения. Можно предположить и общий эффект, полученный за 12 лет реализации программы.
В условиях сложившейся внешнеполитической ситуации рынок диктует необходимость импортозамещения, думается, что многие компании, которые сейчас используют зарубежные СВП, в скором времени обратят внимание и на российского производителя, принимая к сведению баланс цены, качества и предлагаемого пакета услуг.
ЗАО «ПромТехИнвест» выпускает силовые вертлюги грузоподъемностью 80–100 тонн и верхние привода грузоподъемностью 160, 250 и 320 тонн. Вся продукция в данном диапазоне востребована на рынке, постоянно модифицируется и улучшается. Первые силовые вертлюги ВГС-80 и ВГС-100 грузоподъемностью 80 и 100 тонн быстро заняли свободную нишу и вызвали большой интерес у российских компаний. С увеличением глубины бурения и ростом операций по ЗБС и КРС высоко востребованным оказался выпущенный в 2012 году гидравлический привод грузоподъемностью 160 тонн, незаменимый при зарезке боковых стволов и капитальном ремонте скважин. В 2014 году у нас вышел первый электрический привод СВЭП-320 грузоподъемностью 320 тонн, созданный по заказу ОАО «Сургутнефтегаз».
Учитывая интерес российских компаний к отечественному оборудованию такого типа, а также возможность поддержки инициативы по импортозамещению на государственном уровне, можно предположить, что появление отечественных производителей силовых вертлюгов и верхних приводов возможно в более быстром темпе, что пойдет на пользу всей российской промышленности.
 
Константин ВАРОВ,
управляющий директор компании «Диасофт Платформа»

Санкции, введенные против ряда российских организаций, наглядно показали, что работоспособность почти всех применяемых в России бизнес-приложений чудовищно зависит от зарубежных информационных технологий. Так, еще в конце мая ряд американских компаний, ссылаясь на законодательство США, в одностороннем порядке прекратили сотрудничество с некоторыми российскими банками. В течение нескольких дней была полностью остановлена техподдержка по операционным системам и СУБД, серверам приложений и BPM-системам, аннулированы уже сделанные заказы на поставку системного ПО и оборудования, отозваны SSL-сертификаты, защищавшие сайты этих банков. Российским финансовым институтам объяснили, что это предусмотренные договорами форс-мажорные обстоятельства, и предложили самостоятельно выкручиваться из сложившейся ситуации. Специалисты, работающие в этих банках, назвали происходившее в те дни «IT-Армагеддоном».
Но к счастью, отечественная IT-индустрия способна предложить достойную замену для зарубежного системного ПО и обеспечить работоспособность систем в критически важных для государства областях.
Компания «Диасофт Платформа» и еще 16 российских компаний-разработчиков объединились вокруг проекта «Бета», призванного помочь отечественным финансовым структурам избежать потерь и обеспечить работоспособность своих критически значимых систем в случае расширения числа организаций, попадающих под действие санкций. В настоящий момент участники проекта предоставили заказчикам отечественные операционные системы (как серверные, так и десктопные), серверы БД, серверы приложений, интеграционную шину, среду исполнения бизнес-процессов, полный набор офисных программ, а также обеспечили работу модулей одной из самых современных российских систем банковской автоматизации на российском стеке системного ПО.
И это не единичный случай. Консорциум из нескольких российских компаний-разработчиков активно работает над замещением всего применяемого сейчас в нефтегазовой отрасли зарубежного ПО.
После того как отрасль осознала степень своей зависимости от иностранных технологий, уже ни одна российская организация не сможет со спокойной душой продолжать использовать иностранное ПО. Российские разработчики не бросают своих клиентов в затруднительном положении и потому постепенный отказ корпоративных и государственных заказчиков от продукции иностранных вендоров и их переход на отечественные технологии уже неизбежен. Теперь это только вопрос времени и ресурсов.
 
Виталий МАРКЕЛОВ,
член совета директоров, заместитель председателя правления ОАО «Газпром»

«Газпром» много лет целенаправленно проводит политику импортозамещения, стимулируя внедрение передовых технологий и решений российскими производителями. Благодаря этой работе многие отечественные предприятия заметно повысили качество и расширили сортамент продукции, разработали уникальные технические решения. В свою очередь, «Газпром» оптимизировал затраты и получил оборудование, не уступающее, а порой и превосходящее зарубежные аналоги. В настоящее время доля иностранной продукции в закупках холдинга составляет менее 5%.
Безусловно, «Газпром» заинтересован в дальнейшем повышении надежности отечественных газоперекачивающих агрегатов (ГПА) и трубопроводной арматуры. Особое внимание должно быть уделено модернизации производственных мощностей, совершенствованию процедуры проведения испытаний, повышению контроля качества продукции на всех этапах, улучшению сервисного обслуживания и ремонтных работ, увеличению наработки ГПА на отказ (продолжительность работы между ремонтами).
Политика поддержки российской промышленности активно продолжается. Для привлечения передового отечественного промышленного потенциала «Газпром» разработал и подписал с регионами и крупнейшими машиностроительными предприятиями «дорожные карты» по созданию отечественных аналогов оборудования, в том числе для добычи углеводородов на шельфе.
В рамках обозначенной стратегии развития ТЭКа в конце этого лета в Москве состоялось совещание, посвященное вопросам импортозамещения в газовой отрасли и увеличению доли продукции российского производства, организатором которого выступила Ассоциация производителей оборудования «Новые технологии газовой отрасли». Участие приняли более 190 человек: представители ОАО «Газпром», ООО «Газпром комплектация», предприятий – членов Ассоциации. Считаю, что это мероприятие наряду с реализуемым комплексом мер позволит нам принять оптимальные решения в целях минимизации корректировок будущих проектов и обеспечения энергетической стабильности страны в современных геополитических условиях.
 
Между тем:

Большинство стран предпочли в ходе индустриального развития сначала укрепить внутренний рынок с помощью политики импортозамещения, а затем перейти к модели экспорториентированной экономики. 

поиск
Новый номер
новый
номер

Апрель

2016

Подробнее
ПРЕЗЕНТАЦИЯ ЖУРНАЛА
Подробнее